17:04 

Эпохи. Часть первая: Великий Мерлин. Главы 4-5

Леди Байрон
Продолжение фанфика "Эпохи. Часть первая: Великий Мерлин". Начало здесь.

ГЛАВА 4. ОТРОК БЕЗ ОТЦА И БИТВА ДРАКОНОВ


– Эй, малец, постой! – окликнул Идена приятный мужской голос.
Мальчик обернулся и увидел статного мужчину, ведущего за поводья вороного коня. В левой руке он держал кожаный мешок для воды, который, видимо, был пуст и уныло подергивался при каждом шаге.
– Не знаешь, где найти ближайший колодец? – спросил путник и, для убедительности поболтав в воздухе тощим бурдюком, пояснил: – У меня не осталось ни капли.
– Он недалеко, в конце рощи, – нехотя ответил Иден и лениво махнул рукой в ту сторону, откуда только что пришел. – Прямо по этой тропе.
– Диолх, – кивнул мужчина и собирался уже продолжить свой путь, как вдруг прищурился, вглядываясь в лицо мальчика, и поинтересовался: – А ты случайно не сын Каснара-кузнеца?
– Нет, моего отца зовут Марх, он торговец, – покачал головой Иден.
– Вот как… – задумчиво протянул незнакомец, вроде бы расстроенный своей ошибкой. – А ты не знаешь, нет ли поблизости сына кузнеца?
Иден молча замотал головой из стороны в сторону.
– Что, ни одного во всей округе?
Иден так же молча кивнул, внимательно наблюдая за плавными движениями мужчины.
– Послушай, мальчик, – сказал он, вытаскивая из-за пояса небольшой кошель, украшенный искусной вышивкой, – за твои старания я щедро заплачу. Я слишком устал в дороге и мне хочется побыстрей отправиться домой. Ты поможешь мне в этом?
– Здесь никого нет поблизости, только Мерлин, – сразу же затараторил Иден, быстро смекнув что к чему. – Кузнеца можно найти там, на рыночной площади, но у него нет сына, и зовут его Килух… Я могу и проводить, если надо!
Мальчик замолчал, жадно уставившись на кошель, в котором позвякивали монеты. Странник достал одну из них, но отдавать не спешил.
– Не стоит, это все равно не тот человек, который мне нужен, – сказал он, а потом посмотрел вглубь рощи. – А кто этот Мерлин? Может, он сможет мне помочь?
– Мерлин? – воскликнул Иден странным голосом, в котором удивление смешалось с презрением и злостью. – Да что он может знать, если не знает собственного отца!
– Не знает собственного отца? – переспросил путник, посмотрев прямо в лицо мальчишке.
Мужчина подобрался, взгляд его стал острее, но Иден этого даже не заметил, продолжая делиться тем, какой никчемный парень этот Мерлин – только и умеет, что варить сомнительные зелья, которые он, Иден, побрезговал бы даже понюхать, не то что выпить.
– А сегодня он трижды предсказал мне смерть, – с упоением продолжал Иден, найдя благодарного слушателя, – и каждый раз разную. Сначала сказал, что я свалюсь со скалы, потом, что я умру, зацепившись за ветку, а под конец решил, что я утону. Но я не боюсь, потому что все это полная ерунда! Колдун из него никакой, он даже самое простое предсказание сделать не может!
– Что ж, понятно, – произнес мужчина, когда Иден наконец замолчал. – Не знаешь, где сейчас этот Мерлин? Кажется, в начале нашего разговора ты сказал, что он где-то рядом…
– Да, совсем недавно он был у колодца, – энергично закивал мальчик, ожидая своего вознаграждения.
Странник подбросил монету, и Иден ловко ее поймал.
– Хочешь заработать еще? – спросил мужчина, доставая из кошеля еще одну монету. Иден, не отрывая взгляда от блестящего кругляша, снова усиленно закивал. – Иди к озеру Ллин Падарн. Знаешь его?
Мальчик в очередной раз кивнул, ловя каждое слово незнакомца. В его внимательном и цепком взгляде чувствовалась хватка отца-торговца, который не упустит своего.
– Молодец, – похвалил его незнакомец. – Там в горном проходе ты увидишь замок с большой круглой башней. Скажи человеку, стоящему у ворот, передать лэфдидж Бранвен, что ее брат сегодня не сможет приехать, но он навестит ее завтра и сообщит важные вести. Запомнил?
– Передать лэфдидж Бранвен, что ее брат будет завтра с важными вестями, – послушно повторил Иден и в награду получил еще одну монету.
– Все верно, – сказал мужчина, потрепав по холке своего коня, будто он, а не Иден правильно ответил на вопрос. – Моя сестра славится своей щедростью, и если ты успеешь до заката, она наверняка тоже оценит твои старания.
Мужчина кривил душой. Он знал, что мягкосердечная Бранвен в любом случае наградит мальчика, но не счел нужным сообщать об этом пронырливому ребенку. И не зря: Иден весь засветился от предвкушения преумножить свой заработок и что есть мочи припустил в сторону Ллин Падарн. Странник некоторое время смотрел ему вслед, а затем взял за поводья своего коня и направился вглубь рощи, прямо к Священному колодцу, где он надеялся встретить ребенка, не знающего собственного отца.

***


Гарри переполняли странные чувства. Казалось бы, он только что завершил долгожданный обряд и должен радоваться тому, что обратную дорогу не придется делить с Иденом… И все же что-то непонятное, едва ощутимое не переставало беспокоить мальчика, мешая наслаждаться чудесным днем. А когда вдалеке показался черный силуэт всадника, плохое предчувствие стало расти с каждым шагом вороного коня.
– Эй, парень! – выкрикнул наездник, ловко спрыгивая на землю. – Ты случаем не Мерлин?
– Да, – настороженно ответил Гарри, на всякий случай сделав пару шагов назад, – так меня называют.
– Слава богам, я нашел тебя! – сказал мужчина, облегченно вздохнув. – Ты знаешь такого толстого парня со светлыми волосами? У него еще все лицо в веснушках.
– Идена?
– Я не знаю его имени, – покачал головой человек в черном и, поймав недоверчивый взгляд Гарри, пояснил: – Он сейчас без сознания. Мы нашли его по дороге к горам, всего в крови. Не знаю, что случилось… Наверное, он оступился и свалился на камни. Мы повезли его в ближайший замок, а он по дороге все бредил и звал Мерлина.
Гарри побледнел. Так вот что за беспокойство преследовало его! Это было предчувствие того, что произошло с Иденом.
– Вы отвезете меня к нему? Я могу помочь! – сказал Гарри, заглядывая в лицо мужчине.
– Помочь? Ты?
– Я знаю много лекарственных зелий! – воскликнул мальчик, слегка задетый сомнением в голосе взрослого.
– Вот как? Впрочем, это неважно, – осек сам себя человек в черном. – В любом случае я приехал за тобой. Конечно, если ты и правда Мерлин.
– Я же сказал, что меня так называют, – немного раздраженно ответил Гарри. Он почти привык к своему прозвищу, но все же чувствовал себя неловко из-за того, что присвоил себе имя великого волшебника. – А вы так и не назвали своего имени.
– Бран, – коротко ответил мужчина, протягивая руку мальчику.
Гарри немного помедлил, но еще раз подумав о раненом Идене, подошел к Брану и с его помощью забрался на вороного жеребца. Мир с такой высоты казался намного больше, да и сам Гарри почувствовал себя каким-то важным, как будто именно от него зависела жизнь человека.

***


Гарри зачарованно смотрел на облака, зажавшие в кольцо вершину горы, пока сильные руки Брана не сняли его со спины коня. Только тогда мальчик обратил внимание на недостроенную башню, со всех сторон окруженную лиственным лесом, а затем опустил взгляд на людей, мельтешащих вокруг.
– А где Иден? – спросил Гарри, так и не найдя племянника Кордейлы.
– Давай это узнаем, – сказал Бран и пошел навстречу очень худому старику, стоявшему в стороне от всех. Гарри помялся и направился следом за ним.
– Бран… Я ждал тебя. Надеюсь, ты принес хорошие вести.
Голос старика был сильным и властным, но Гарри он показался таким же неприятным, как и мертвый взгляд выцветших глаз. От этого взгляда мальчик поежился, почувствовав, как мурашки бегут по коже.
– Я нашел Мерлина, – ответил Бран своим мелодичным баритоном. Намного приятнее, подумал Гарри, слушать его, чем тощего старика. – Это тот мальчик, которого вы искали.
– Уверен?
– Можете сами спросить его, мой король.
«Надо же, король!» – удивился Гарри и еще раз, уже внимательнее присмотрелся к старику. Но и теперь он показался мальчику скорее пугающим, чем величественным.
– Хорошо, – согласился человек, которого Бран назвал королем, и обратился к Гарри: – Ты знаешь, где сейчас твой отец?
– Мой папа умер, когда мне был всего год, – ответил Гарри, нахмурив брови. Он не понимал, почему речь вдруг зашла о его семье, и это сбивало с толку.
– Ты помнишь его?
– Нет, конечно, я был слишком маленьким, – сказал Гарри, удивленный странным вопросом. – А где Иден?
Невыразительные глаза старика замерли на лице мальчика. В них не было ни удивления, ни гнева, но по одному молчанию Гарри понял, что не имел права задавать вопрос королю.
– Мне кажется, он там, – пришел на выручку Бран, указывая на строителей, крутившихся у основания башни. – Идем. Вероятно, только ты и сможешь помочь.
Последняя фраза Брана показалась мальчику какой-то незаконченной, но неясное беспокойство, не желающее его покидать, Гарри списал на волнение за раненого Идена. Странно, что жизнь этого противного мальчишки, который только и умел дразнить и обзывать, вдруг стала такой ценной для него. Вспомнились слова Кордейлы о том, что у Гарри доброе сердце. Пожалуй, это действительно так. Но почему она сказала, что это опасно?
– Я слышал об этой башне, – неожиданно вспомнил Гарри, все так же стоя между Браном и старым королем. – Мне говорила о ней змея у Священного колодца.
Лица двух взрослых сразу же обратились к Гарри. Их напряжение было так велико, что мальчик снова поежился, пожалев, что проболтался и привлек к себе внимание.
– И что змея говорила тебе о ней? – наконец спросил старик. Его голос на этот раз был тихим и шуршащим, как будто он сам стал змеей, подкрадывающейся к своей жертве.
– Она… – начал Гарри дрожащим голосом, потом сглотнул и продолжил: – Она сказала, что люди строят замок на воде. И еще, что под этой горой спят два дракона…
Гарри пугал внимательный взгляд короля. Ему вспомнились ярко-красные глаза Волдеморта, долгое время преследовавшие его в кошмарах, но теперь те, полные ненависти глаза казались менее страшными, чем эти, бесцветные и безжизненные. Очень хотелось убежать, но теплая рука Брана легла на плечо, словно успокаивая и придавая смелости.
– Мой король, – сказал Бран, и его приятный голос окончательно успокоил мальчика, – позвольте проверить слова этого ребенка. Я слышал, что он обладает магическим даром и, возможно, поможет нам совсем не так, как мы предполагали.
Гарри не до конца понял эти слова, но худой старик, некоторое время изучавший его взглядом, повелительно кивнул. Бран вскинул руку, подзывая к себе одного из строителей, отдающих распоряжения другим, и что-то зашептал ему на ухо. Гарри опустил голову и увлеченно разглядывал носки своих кожаных ботинок, боясь поднять глаза на старика перед ним.
– Это займет некоторое время, – сказал Бран, закончив свой тихий разговор с прорабом. – Думаю, лучше подождать в шатре.
– А как же Иден? – не выдержал Гарри. – Вы узнали, где он?
– Я спросил о нем, – после небольшой паузы ответил мужчина. – Это оказался не Иден. Мальчик пришел в себя вскоре после моего отъезда и назвал свое имя… Элбан, кажется. Рана оказалась не такой серьезной, как мы думали, к тому же его уже нашли родители и забрали отсюда.
– Вот как… Значит, это не Иден… – произнес Гарри, у которого словно камень с души свалился. – Тогда мне надо скорее возвращаться домой.
– Ты будешь здесь до тех пор, пока мои люди не скажут, правдой ли были твои слова, – сказал тощий старик, даже не удосужившись повернуться в сторону мальчика.
– Но я…
– Ты слышал, что сказал король, не спорь с ним, – прошептал ему на ухо Бран и, взяв за руку, мягко потянул в сторону. – Идем, тебе надо отдохнуть и перекусить.
Шатер, к которому подвел мальчика Бран, был довольно большим. По крайней мере, под ним без труда могло поместиться с десяток людей, хотя сейчас там расположились на мягким шкурах только две девушки. Одна была одета в простое льняное платье, и весь вид выдавал в ней служанку, готовую в любой момент подскочить и помчаться выполнять поручения госпожи. Зато другая притягивала взгляд и очаровывала своей красотой. Белокурые локоны причудливой волной ложились на ее плечи и опускались ниже пояса, и Гарри подумал, что они удивительным образом сочетаются с нежно-голубым платьем незнакомки. Казалось, если она встанет, то тут же поднимется в небо и растворится в нем, как волшебное видение, – такой легкой и хрупкой была ее фигурка.
– Лэфдидж Ровена…
– Бран, ты уже вернулся? Я рада, что твое путешествие закончилось так скоро, – сказала прекрасная Ровена и ласково улыбнулась. Гарри удивился, какие у нее ровные белые зубы – нечастое зрелище в здешних местах. – А что за мальчик рядом с тобой? Неужели тот самый…
– Мерлин, – закончил за нее Бран с легким поклоном. – Сын…
– Дану, – быстро проговорил Гарри, не желая, чтобы и здесь речь зашла о его настоящих родителях. Слишком больно было вспоминать о семье, пожертвовавшей собой ради его жизни. – Меня воспитывает Дану. Она говорит, что меня ей подарили боги.
– Я слышала о Дану, родом с северных островов, – задумчиво сказала девушка, с интересом глядя на Гарри. – Говорят, она так искусна в чарах и тайнах друидов, что некоторые люди считают ее богиней. Выходит, ты наследник племени Дану, долгое время правившей эринами.
– Я… ничего не знаю об этом… – выдавил из себя Гарри, чувствуя себя ужасно глупо. – Но я знаю, что Дану покинула Ивернию очень давно.
– Видимо, сразу после того, как сыновья Миля завоевали ее народ, – заметила красавица, подходя ближе к мальчику. – Так значит, я оказалась права, не веря слухам.
– Слухам?
– Ох, Мерлин, ты точно сын Дану? – засмеялась юная Ровена, отчего вогнала Гарри в краску. – Какие боги подарили тебя старой королеве?
Гарри подумал, что Дану вовсе не старая, и уже собирался произнести это вслух, но не успел: Ровена нежно отвела в сторону его челку и прищурилась, разглядывая шрам в виде молнии.
– Этот символ мне тоже знаком, – медленно произнесла девушка, будто пытаясь что-то вспомнить. – Ингевоны называют его знаком Бальдра, подобного Длиннорукому Ллеу. Мне рассказывали, что их бог света был убит обманом, с помощью слепца и стрелы из омелы. Тебе не кажется странным, что боги почти так же беззащитны, как люди?
– Да, наверное… – растерянно пролепетал Гарри, не зная, что еще можно на это ответить. – Я думаю, боги должны быть всемогущими и непобедимыми.
– А что думаешь ты, Бран?
– Будь так, как говорит Мерлин, боги умирали бы не от стрел, а от скуки.
Ровена на слова Брана заливисто рассмеялась, и Гарри невольно залюбовался тем, как красиво играют солнечные блики в ее золотистых волосах. Она сама казалась сейчас богиней света, по неведомым причинам спустившейся к людям.
– Это правда, боги не любят скучать, – сказала наконец девушка и с улыбкой обратилась к мальчику: – Если ты и правда посланник Бальдра, маленький Мерлин, бойся обмана и слепцов. И омелы тоже бойся.

***


Когда Гарри разлепил глаза, было совсем темно. Только звезды, рассыпанные на ночном небосклоне, позволяли рассмотреть окрестности. Он лежал все в том же шатре, укрытый теплыми шкурами, а рядом стояла тарелка с недоеденным бедром жареной на углях свинины и чаша с недопитым вином. Гарри потряс головой и тут же поморщился – ужасно заломило в висках. Он вспомнил, как отказывался от вина, но поблизости не оказалось ни воды, ни молока, и пришлось пить то, что дают. Видимо, этот напиток быстро сморил его, и он проспал до глубокой ночи.
Поняв это, Гарри попытался сразу же вскочить на ноги, но охнул и снова осел на шкуры. Непонятная слабость мучила его тело, позволяя лишь медленно и аккуратно подняться с земли, придерживаясь за опоры шатра. Мальчик огляделся: рядом никого не оказалось. Тогда он повернулся в сторону башни и вгляделся вдаль. Ему навстречу шел Бран – это был именно он, Гарри не сомневался, хотя раньше вряд ли бы смог разглядеть черную фигуру в такой темноте. Это означало, что боги услышали его просьбу и излечили глаза. Но эта мысль вяло проползла в его голове, не принеся ожидаемого восторга, – слишком плохо чувствовал себя мальчик, чтобы радоваться чему-то кроме кружки воды.
– Проснулся наконец, – сказал Бран, с незлой усмешкой оглядывая ребенка. – Вот, выпей это.
Гарри схватил протянутый ему бурдюк и сделал несколько глотков с несвойственной ему жадностью. На языке остался приятный привкус мяты и липы, а головная боль стала отступать, давая возможность думать и двигаться.
– Диолх, – от всей души сказал Гарри, протягивая Брану опустевший бурдюк.
– Поблагодаришь Ровену, она сделала это специально для тебя, – ответил Бран, крепя кожаный мешочек на пояс. – Идем, ты должен кое-что увидеть.
Гарри послушно последовал за мужчиной. Они шли в сторону башни, откуда доносился неясный гул. Гарри прищурился и заметил, что все люди в этот раз стоят от замка чуть дальше, чем обычно, и смотрят вверх. Мальчик тоже поднял голову и обомлел: в небе парили два огромных существа, которые то сливались в одно темное пятно, то отлетали друг от друга, чтобы через секунду сцепиться с новой силой. Тут темноту ночи прорезала огненная вспышка, а за ней сразу же последовала другая, освещая удивительные создания. Теперь Гарри не сомневался в том, что раньше он мог видеть только на картинках в детских книжках.
– Это же д… д…
– Драконы, – кивнул Бран, точно так же не отрывая взгляда от небесного сражения. – Хотя я бы их назвал твоим спасением.
Они подошли совсем близко. Рядом стоял старый король, но теперь Гарри даже не обратил на него внимания – так его захватило чудесное зрелище. В огненных вспышках, которые теперь вовсе не прекращались, можно было разглядеть двух драконов в мельчайших деталях. Они были очень красивы – красный и белый гиганты, словно танцующие в воздухе. Языки пламени то и дело облизывали их блестящую чешую, а длинные острые когти пытались вспороть животы – их движения завораживали, не позволяя отвести глаза. И вот, красный дракон сделал резкий рывок и вцепился в глотку белому, отчего тот издал вой, похожий на трубный зов. Гарри зажмурился, но даже сквозь веки ему казалось, что он видит алый фонтан, хлестнувший из горла поверженного существа. В ушах заложило от ликующих криков людей и предсмертного крика дракона. Когда мальчик открыл глаза, он увидел белый холм совсем рядом с собой и уставившийся на него немигающий желтый глаз ящера. Сверху донесся победный клич – это красный дракон в последний раз известил о своем подвиге, перед тем как скрыться за высокими пиками гор.
– Приведите мою жену, – приказал старик, и несколько людей тут же помчались исполнять волю короля.
Гарри удивился, какой у него спокойный голос. Разве можно сохранить такую невозмутимость, когда у ног лежит убитый на твоих глазах дракон?
– Мальчик, повтори свое имя, – велел худой старик, заставив Гарри вздрогнуть от неожиданности.
– Э-э-э… Мерлин… – ответил Гарри, задумавшись, как правильно обращаться к старику: «ваше величество», как в старых фильмах, или «мой король», как говорит Бран. Но так и не решился сказать ни то, ни другое.
– У тебя необычное имя.
– Иногда меня называют Эмрис Вледиг, – добавил Гарри. – Это имя дала мне Дану.
– И обучила тебя колдовству, как я погляжу, – сказал старик, подходя еще ближе к окровавленной морде поверженного дракона. – Что ж, твое предсказание оказалось верным. А как ты растолкуешь увиденное?
– Растолкую?
– Предзнаменование, – тихо подсказал из-за спины Бран. – Что ждать королю Гуртеирну? О чем говорят боги?
– Я… ммм… ну…
– Скажи уже что-нибудь, – прошептал Бран, слегка подтолкнув Гарри вперед, чтобы тот собрался с мыслями.
– Хм… я бы на вашем месте… опасался огня… – пролепетал мальчик, боясь поднять глаза на короля, которого Бран назвал Гуртеирном.
– Вот оно что, предостережение, – тихо проговорил старик, обходя вокруг чешуйчатое тело дракона. – Что еще?
– Позвольте мне, мой король, – прозвучал сзади юный девичий голосок.
Гарри обернулся и увидел Ровену, все в том же голубом платье и распущенными волосами. Лицо мальчика невольно расплылось в приветливой улыбке.
– Ровена, – произнес Гуртеирн, и Гарри показалось, что в его голосе даже появился намек на ласку. Гарри подумал, что девушка очень дорога ему. Возможно, это даже его внучка. – Говори, жена моя.
– Же… – начал было Гарри, но тут же получил ощутимый тычок в бок от Брана и проглотил свое восклицание на полуслове. К счастью, ни Гуртеирн, ни Ровена не обратили на это внимания, увлеченные совсем другим разговором.
– Все знают, что приглашенные тобой саксы пришли к нам под знаменами белого дракона, – говорила Ровена, проведя рукой по светлой чешуе крылатого ящера. – Нетрудно догадаться, что этот знак говорит о том, что вскоре они будут повержены.
– Но кем? – спросил Гуртеирн, накрыв маленькую руку юной женщины своей широкой ладонью.
– Кем? Человеком, который называет себя главным драконом. Который выступает под стягом с изображением алого дракона. И который мечтает свергнуть тебя.
– Утер, – зло процедил Гуртеирн.
– Утер Пендрагон, – согласилась Ровена и в утешение положила свои тонкие руки на плечи старого мужа. – Боги предупредили тебя, значит они на твоей стороне. Мерлин прав: бойся огня. Возможно, это спасет твою жизнь.
– Что же мне делать? – Удивительное, пугающее равнодушие звучало в голосе короля.
– Доделай начатое – дострой свою крепость, – посоветовала Ровена, отходя от мужа и беря за руку Гарри. – И береги этого мальчика, его дар бесценен.
Блеклый взгляд старика вновь остановился на лице ребенка, отчего Гарри крепче сжал руку Ровены, вызвав ее ободряющую улыбку.
– Я назову эту крепость Динас Эмрис, – сказал король, глядя на башню, вокруг которой снова засуетились люди, – в твою честь.
– А я всегда буду рада видеть тебя, – добавила Ровена, приобнимая Гарри. – Надеюсь, ты не злишься на нас за то, что мы отняли у тебя столько времени?
– Н-нет, – выдавил Гарри, краснея до самых кончиков ушей. – Я рад, что смог чем-то помочь.
– Мы дождемся рассвета, и я провожу тебя домой, – сказал Бран, положив руку на плечо мальчика. – Только заглянем по дороге к моей сестре. Уверен, она тебе понравится.
– Хорошо, – согласился Гарри, широко улыбнувшись.
Он был счастлив. Счастлив от того, что Иден оказался не ранен. От того, что слова змеи были правдой и он смог их передать людям, для которых это важно. От того, что рядом с ним стояли Ровена и Бран – красивые юноша и девушка, которым он, кажется, понравился. Гарри не терпелось оказаться дома, чтобы рассказать обо всем этом Дану и еще спросить у нее об Ивернии и о сыновьях Миля. Мальчик понял, что перед ним открылся какой-то совершенно новый и удивительный мир и он только начинает его узнавать.

ГЛАВА 5. БРАНВЕН-НЕВЕСТА И МЕРЛИН-ПРОРОК


Утром погода совершенно испортилась. Заморосил дождь, и Бран накинул на Гарри большой плащ с глубоким капюшоном, сейчас приятно давивший на плечи. Судя по цвету плаща – абсолютно черному, без единого светлого пятнышка, – он принадлежал самому Брану. Гарри было неловко, что из-за него молодой человек должен мокнуть под дождем, но тот был непреклонен – точно так же, как Ровена была непреклонна в своем желании подарить мальчику коня. Так что теперь Поттер восседал на собственном скакуне, если так можно назвать низкорослую серую лошадку, едва достающую до самого Гарри, с почти квадратной головой и широкой мощной спиной. Впрочем, сидеть на ней было удобно, и, как обмолвился Бран, для своей комплекции этот конь отличается подвижностью и ловкостью. Когда же Гарри поинтересовался именем нового питомца, Бран лишь пожал плечами.
– Обычно его называют Упрямцем, – сказал молодой мужчина, покосившись в сторону серой лошадки, – потому что он не отзывается ни на одно из имен, которые ему давали.
– А на Упрямца он отзывается? – тут же спросил мальчик.
– Посмотри сам, – усмехнулся Бран и даже перестал собирать походный мешок, приготовившись к занятному зрелищу.
Гарри переступил с ноги на ногу и, подгоняемый приглашающим жестом Брана, неуверенно позвал:
– Упрямец?
Лошадка лениво обернулась, уничижительно оглядела мальчика с головы до ног, громко фыркнула и снова повернулась к нему своим… Кажется, у коней это называется крупом?
– Упрямец!
Гарри вытянул вперед руку, подзывая к себе животное. Второй раз голос звучал уже увереннее, и вроде бы это подействовало: коняшка оторвалась от корыта с водой, бодро процокав к настойчивому ребенку. Мальчик улыбнулся и собирался уже потрепать послушную лошадку по лохматой холке, но не тут-то было. Пару раз тыкнув в человеческую ладонь влажной мордой и не обнаружив там ничего интересного, жеребец кинул на Гарри полный осуждения взгляд, от которого мальчику и впрямь стало стыдно. После чего Упрямец поспешил вернуться к своим делам, попутно наступив своим копытом на ногу человека, посмевшего его отвлечь, – и Поттер мог поклясться, что лошадь сделала это абсолютно осознанно.
– Ай!
– По-моему, кличку лучше сменить, – сказал Бран, даже не пытаясь скрыть свое веселье.
– Я подумаю, – буркнул Гарри, заметив про себя, что Упрямец – единственное подходящее имя для этого животного.
И вот теперь, слегка покачиваясь на спине у коня с весьма трудным характером, Гарри перебирал все знакомые ему имена, выслушивая в ответ неодобрительное фырканье. Бран эту абсурдную картину никак не комментировал, и мальчик вообще подозревал, что его спутник заснул прямо в седле, судя по тому, что ехал он с закрытыми глазами.
– Боливар? – предпринял очередную попытку Гарри, особенно и не надеясь на успех. Конь возмущенно затряс головой, вызвав тяжелый вздох у своего нового хозяина.
– Я не знаю, чего тебе надо…
– Возможно, стоит задуматься над тем, что надо тебе? – неожиданно подал голос Бран. – Подумай, что тебе особенно дорого?
– Но разве я не должен подобрать имя, которое подходит именно ему? – удивился Гарри, не совсем понимая слова юноши.
– Так и есть, – согласился Бран и, тщательно подбирая слова, добавил: – Дело не в том, подходит имя или нет, а в том, как ты к нему относишься. Когда твоего коня называли Упрямцем, на него злились, и он не мог этого не чувствовать. Попробуй подобрать такое имя, которое вызывает в тебе самые светлые и теплые чувства, – быть может, тебе ответят тем же.
Гарри задумался. Он понял, что хотел сказать ему Бран, но не знал, как это осуществить. Что есть в его жизни такого ценного, чьим именем он бы мог назвать лошадь? Лица людей замелькали у него перед глазами, но он тут же отбросил эту идею. Долгое время двое всадников продолжали свой путь в абсолютном молчании. Дождь продолжал нудно моросить, будто накрыв весь мир серой полупрозрачной пеленой.
– Хогвартс, – вдруг сказал Гарри, на этот раз не спрашивая, а утверждая.
Серый конь под ним, казалось, задумался. Он встал посреди дороги, а затем быстро кивнул своей большой квадратной головой, испустив короткое одобрительное ржание.
– Значит, Хогвартс, – с улыбкой повторил Поттер, погладив жеребца между ушей.
– Поздравляю, – сказал Бран. – Чье это имя?
– Это название места, где я раньше жил, – ответил Гарри с немного грустной улыбкой. – Там я начал учиться магии.
– Этот… Хогвартс… находится на северных островах?
– Ну… – протянул Гарри, пытаясь вспомнить, как здесь называют Шотландию, но в голову ничего не шло. – Он и впрямь на севере, хотя точного местоположения никто не знает. Замок, где учат волшебству, окружен многими чарами, чтобы туда не попал посторонний. И живут там только ученики и учителя.
– Друиды? – уточнил Бран, внимательно слушавший мальчика.
– Эээм… Да, можно и так сказать, – ответил Гарри, решив, что большой разницы между друидом и профессором Хогвартса нет.
– Ровена говорила мне о четырех священных городах на севере, – вспомнил Бран. – Твой Хогвартс находится в одном из них?
– Я… я не могу сказать, – смущаясь, признался Гарри, который понятия не имел, о каких священных городах идет речь.
– Понимаю, – кивнул Бран, по-своему истолковав ответ мальчика. – Племя Дану всегда имело хранить секреты.
– Да я не… – начал было Гарри, но замолчал, так и не закончив.
Что он скажет Брану? Что не знает города, где учился? Или что этот мир отличается от того, где остался Хогвартс? Нет уж, пусть лучше думает, что Гарри и впрямь трепетно хранит тайны друидов.
– Ровена много знает о разных народах, – неожиданно сказал Гарри, чтобы перевести тему в другое русло. – Как получилось, что она стала женой ста… то есть короля?
Бран сделал вид, что не заметил оговорки мальчика, но его губы все равно тронула едва заметная кривая усмешка.
– Около пяти лет назад Гуртеирн обратился за помощью к Хенгисту, вождю ютов и отцу Ровены. На одном из пиров король и встретил ее и пожелал себе в жены.
– И отец Ровены сразу согласился? – не поверил своим ушам Гарри. Ему казалось удивительным, что кто-то способен добровольно отдать свою дочь-красавицу за старика.
– В обмен за земли Кейнта.
Ответ Брана привел Гарри в ужас. Он не понимал, как судьба родного человека может служить предметом торговли, и мальчику потребовалось несколько минут, чтобы эта мысль улеглась в голове. И все-таки он не был способен это принять.
– А как же Ровена? Она любит своего мужа?
– Ты задаешь слишком много вопросов, маленький Мерлин, – отрезал Бран и, перед тем как пустить своего коня рысью, добавил: – Придет время – и ты поймешь, что голос сердца не самый лучший провожатый, если ты хочешь добраться до старости.

***


Узкая дорога, словно стиснутая с двух сторон каменными утесами, вела прямо к круглой башне, которая безмолвным стражем возвышалась на холме рядом с озером. Ни один из увиденных за последний год замков не мог сравниться по красоте с Хогвартсом, но этот впечатлял своей мощью. От него веяло силой и величием, однако это не делало его менее грубым и мрачным.
– Это ваш дом? – спросил Гарри, запрокидывая голову назад, чтобы разглядеть самую вершину башни.
– Да, хотя я бываю здесь не так часто, – спешившись, признался Бран. – Будет правильней назвать хозяйкой замка мою сестру. Идем.
Вход в замок закрывали массивные ворота, рядом с которыми никого не было. Гарри подумал, что такие огромные двери ни за что не открыть одному человеку, но Бран и не собирался этого делать. Он махнул рукой, глядя куда-то наверх, на высокую каменную стену, и чуть отступил назад, чтобы его было хорошо видно. Дальше потянулось время ожидания, но вскоре люди за стеной засуетились и ворота нехотя и ворчливо отворились перед двумя путниками.
– Брат!
Как только Гарри попал во внутренний двор, мимо него пронесся маленький вихрь темных волос, и шедший впереди Бран был заключен в крепкие объятья.
– Сколько радости в голосе! – обнимая девушку, поддразнил ее Бран. – Но, судя по закрытым воротам, меня здесь не слишком-то ждали.
– Как тебе не стыдно, брат! – возмутилась девушка, стукнув своим маленьким кулачком по груди Брана. – Я полночи не спала в надежде, что ты все-таки приедешь. Как ты мог обмануть меня!
Девушка обиженно отвернулась от брата, и Гарри наконец смог разглядеть ее лицо. Совсем еще девчонка, ровесница самого Гарри, она была довольно высокой для своего возраста и немного нескладной. Милое, но где-то поцарапанное лицо, тронутое легким загаром, выдавало в ней непоседу, больше привыкшую бегать по улице и лазать по деревьям, чем сидеть дома.
– Разве ты не получила моего послания? – нахмурившись, спросил Бран. – Вчера никакой мальчик не появлялся у ворот?
– Нет, никого не было, – удивленно сказала девочка, замотав головой из стороны в сторону. – А кто должен был прийти? Он?
Девочка пристально посмотрела на Гарри, как будто он был повинен в том, что Бран не приехал к ней раньше.
– Прекрати, где твои манеры! – одернул ее Бран и обратился уже к Гарри: – Эта грубиянка – моя сестра Бранвен, которая наотрез отказывается взрослеть. Бранвен, познакомься с Мерлином. Вчера он помог королю, а сегодня он наш почетный гость.
– Добро пожаловать, лэфорд, – почтительно произнесла Бранвен, склонив голову. В ее быстром взгляде, брошенном из-под полуопущенных век, Гарри отчетливо увидел озорные смешинки. Бран на это представление лишь покачал головой.
Брат и сестра так и шли в замок, подтрунивая друг над другом, а Гарри молча следовал за ними. Наверное, будь у него младшая сестренка, он бы так же, как Бран, показательно хмурил брови и отчитывал ее за любую шалость. И улыбался бы, стоит ей только отвернуться.
– Я велела накрыть на стол, как только мне доложили о твоем приезде, – похвасталась Бранвен, заходя в большой зал. Затем снова стрельнула глазами в Гарри и, приняв вид степенной хозяйки, поправилась: – То есть о вашем приезде.
Стол посреди просторного зала был выше тех, что Гарри привык видеть в местных жилищах, и ломился от яств, как будто в гости ждали маленькую армию, а не двоих путников. Обилие мяса и пышного хлеба вызвало у Гарри урчание в животе, и он поспешно устроился на выделенное ему место, приковав взгляд к молочному поросенку.
– Ты купила вино? – полувопросительно заметил Бран, наблюдая за тем, как пожилая женщина рядом с ним поспешно наполнила красивый кубок алой жидкостью.
– Обменяла на одного из рабов, – легкомысленно заявила Бранвен и жестом велела служанке наполнить и свой кубок. – Я же не могла встретить брата без угощения, ты и так здесь нечасто бываешь.
В голосе девочки прозвучали нотки нежной заботы и легкого укора, но Гарри испугали ее слова. Посмотрев на кувшин с вином, он подумал, что ни за что не станет это пробовать – пусть даже его свяжут по рукам и ногам и попытаются напоить насильно.
– У тебя есть Эфнисин.
– Ему, как и тебе, не сидится на месте, – пожаловалась Бранвен. – Ты же знаешь: его дом там, где идет сражение. Мы не виделись со дня Имболка!
– Это когда ты съела хлеб с маслом, предназначенный для богини Фрайд? – вскользь заметил Бран, показывая старой женщине, чтобы она подала гостю бедро поросенка. Даже мало смыслящий в здешних обычаях Гарри оценил, какой почет ему оказали этим угощением.
– Когда ты уже забудешь эту историю! – воскликнула Бранвен, обреченно закатив глаза. – Я же не жертвенную курицу откопала, в конце концов!
Гарри тут же представил Бранвен, жадно поедающую вырытого из земли цыпленка. Он невольно фыркнул от смеха и тут же вжал голову в плечи. Впрочем, хозяева замка не заметили его веселья, заведя разговор о самочувствии отца, который, видимо, давно и тяжело болел.
– Тебе пора взрослеть, сестра, – вдруг сказал Бран, и в его голосе появилось едва заметное напряжение. – Сейчас самое подходящее время для замужества.
Гарри от таких слов поперхнулся куском свинины и закашлялся. А затем удивился спокойному и серьезному голосу Бранвен:
– Почему ты говоришь об этом?
– Ты не можешь все время быть одна. Отец совсем плох, а Эфнисин в постоянных походах. Нужен человек, который позаботится о тебе.
– Вот и позаботься обо мне!
– Я должен быть с королем, – быстро осадил ее Бран. – Ты знаешь, какие сейчас времена: одному ему не справиться. Но я хочу быть уверенным в твоем будущем.
Бранвен исподлобья зыркнула на брата своими темными глазищами, но возражать не стала. Видимо, она знала характер Брана достаточно хорошо, чтобы понять: сейчас ее слова ничего не изменят.
– За тебя посватался Матолох, король эринов, – продолжил Бран, строго глядя на сестру. – Это большая честь.
– Много чести! Сейчас на каждой кочке сидит свой король! – не выдержала девочка и вскочила на ноги. – Разве на прошлый Галан Май ты не говорил, что мне еще рано думать о замужестве?
– С тех пор ты стала девушкой, и все изменилось, – прервал ее Бран и одним суровым взглядом заставил сесть на место. – А чтобы ты не сомневалась, давай спросим у Мерлина.
– У меня? – вырвалось у Гарри, который до этого лишь молча наблюдал за разворачивающейся драмой. Бранвен тоже удивленно и недоверчиво уставилась на мальчика.
– Да, – кивнул Бран, – ты ведь пророк и своим даром смог помочь королю. Скажи, стоит ли Бранвен выходить замуж за Матолоха? Принесет ли этот брак счастье?
Бран замолчал и подался вперед в ожидании ответа. Его почти черные глаза настойчиво и требовательно смотрели на мальчика.
– Ну, я думаю, – протянул Гарри, – пока еще рано…
Бран нахмурился, продолжая сверлить Поттера взглядом. Было очевидно, что именно он хочет услышать.
– …говорить о том, что будет, – под молчаливым давлением Брана закончил Гарри. Его ответ никого не устроил и, сглотнув, мальчик продолжил: – Если свадьба пройдет хорошо и мирно, то и жизнь Бранвен с мужем будет такой же.
– Мы устроим такой пир, какого Камри еще не видел! – торжественно провозгласил Бран, довольный услышанным. – Я сейчас же прикажу готовиться к свадьбе, а потом провожу тебя домой, юный Мерлин. Бранвен, позаботься о нашем госте.
С этими словами воодушевленный Бран быстрыми шагами покинул большой зал и направился к кухне, где всегда был кто-то из слуг. Он готов был молиться всем богам, чтобы они подарили счастье его сестре, но сначала сам сделает все, что от него зависит. Едва открыв дверь кухни, он собирался уже объявить о скором счастливом событии и раздать указания, но, как ни странно, там никого не оказалось. Оглядевшись вокруг, Бран прислушался: с внутреннего двора раздавались какие-то голоса и тревожные возгласы. Юноша, насторожившись, направился туда.
– Дык я и говорю, – вещал один здоровяк рядом с телегой, окруженной десятком слуг, – надо хозяйке сначала показать. Пусть она и скажет, что делать.
– Молода еще, чего ей лишний раз на трупы смотреть, – возразил кто-то из толпы. – Лучше доложить старому господину.
– Да он уже почти и не говорит, – подала голос молодая женщина, держащая в руках свеклу и нож: наверное, она недавно выбежала сюда из кухни. – Что мы, сами его не похороним?
– Что здесь происходит? – наконец спросил Бран, и все присутствующие тут же повернулись к нему и замолчали. – Что в телеге?
– Тут это… такое дело, господин, – заговорил здоровяк после неловкого молчания. – Надысь еду я с рынка и думаю: дай листьев лещины наберу. У меня жена давно просит, ихний отвар, мол, от опухоли помогает…
Бран прикрыл глаза, тяжело вздохнув. Если сейчас разозлиться и приказать говорить по делу, то этот несчастный со страху двух слов связать не сможет. Пусть уж лучше продолжает.
– Так о чем бишь я? А! – воскликнул мужик, хлопнув себя по лбу. – Гляжу: у обрыва лещина растет, да только шибко наклонилась, аж к реке внизу тянется, почти воды касается. Ну мне-то чего бояться? Ухватился, значит, за ветку потолще и уже собирался листов набрать. А там смотрю – труп висит.
– Какой еще труп?
– Мальчишки энтого, – тут же ответил мужик, показывая на телегу. Слуги почтительно расступились, чтобы Бран мог подойти поближе. – Он, видать, с обрыва-то соскользнулся, да ветка одежду зацепила. Да так накрепко зацепила, что, пока он вверх тормашками висел, в воде и захлебнулся.
Бран стоял вплотную к телеге и смотрел на лицо мертвого ребенка, рассеянно слушая объяснения слуги. На мертвецки бледном лице были видны рыжие веснушки, а порванная цветастая рубаха уже не могла скрыть неприлично большого живота. Брану не приходилось сомневаться в том, кто этот мертвый мальчик.
– Похоронить за стеной замка, – коротко приказал он, ни к кому конкретно не обращаясь. – И я запрещаю вам говорить о том, что вы видели. Если кто-то распустит свой язык, я тут же его отрежу.
Если бы предсказание Мерлина сбылось раньше, Бран не преминул бы этим воспользоваться. Но теперь, когда Иден найден именно здесь, вблизи его дома, все усложнялось. Чтобы сохранить доверие мальчика-пророка, необходимо было сохранить и этот секрет.
Бран так погрузился в свои размышления, что чуть не забыл, зачем искал своих слуг. Быстро пояснив, что от них требуется, и отдав необходимые распоряжения по подготовке пира, юноша поторопился вернуться в большой зал. Но даже по дороге туда он думал не о любимой сестре, а о человеке, не перестающего его удивлять, – об Эмрисе Вледиге, по прозвищу Мерлин.

Продолжение следует...

@темы: Гарри Поттер, Эпохи, фанфик

URL
Комментарии
2014-04-19 в 18:29 

neko1793
Комплекс Лисы: мы в ответе за тех, кого вовремя не послали.
Наконец дождалась вашего произведения. Я уже думала что он заброшен, но была приятно удивлена.

2014-04-20 в 13:56 

Леди Байрон
neko1793, приятно, что смогла порадовать!
Честно говоря, у меня нет привычки что-то забрасывать, так что фанфик медленно-медленно, но дописан будет))

URL
     

Мысли вслух и письма про себя

главная